Похож на меня
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
Неприятный случай
Из книги – «Кажется, смешно». Редакционная коллегия: И.Н. Ветров, Н.М. Горчаков, С.А. Калинкин, В.А. Регинин, Я.М. Рудин, Г.Е. Рыклин. Ответственный редактор Г.Е. Рыклин. Посвящается десятилетию Московского театра «Сатиры». Издание Московского театра «Сатиры», Москва, 1935 год.

Фёдор Николаевич КУРИХИН
Родился 8 января 1882 года в Санкт-Петербурге, умер 17 января 1951 года в Москве. Российский и советский актёр театра и кино. Заслуженный артист РСФСР (1934). В 1906 окончил Императорские актёрские курсы при Александринском театре по классу В.Н. Давыдова. Был принят в труппу Старинного театра в Санкт-Петербурге. Организовал в Санкт-Петербурге Педагогический театр классиков для юношества. В 1919 в Киеве совместно с К. Марджановым и Ю. Озаровским организовал театр «Кривой Джимми». В 1923 году становится актёром Театра вольной комедии, который в следующем году был преобразован в театр Сатиры. Курихин принимал деятельное участие в создании этого театра и был одним из ведущих актёров.



    А где именно
    У меня нет таких друзей, которые мучительно доискиваются в тиши своих кабинетов: а где именно родился уважаемый Федор Николаевич Курихин?
    И нет таких врагов, которые сходятся по вечерам и высчитывают по гороскопу, когда я умру.
    Так что о моей биографии говорить не будем. Вместо нее я хочу рассказать об одном неприятном случае на сцене, жертвой которого пал я.
    Лет двадцать назад я работал в одном из столичных театров-миниатюр.
    Был бенефис премьера труппы. Но бенефисному обычаю даже самые пустяковые роли в пьесках были розданы наиболее крупным актерам труппы. В качестве одного из таковых я получил маленькую, почти бессловесную роль в очень смешном водевиле, где на сцене были два плана: около купальни и в самой купальне.
    Около купальни происходит и завязка и развязка водевиля, а я должен был сидеть все время в купальне и в конце, перед самым занавесом, нырнуть в воду и исчезнуть.



    Будь человеком
    Мне не очень хотелось брать эту роль. Сами понимаете: сидеть четверть часа на глазах у зрителя, в купальном костюме, ничего не говорить и ничего не делать... – занятие не из приятных.
    Тем более, что режиссер, человек весьма недоверчивый к актеру, довольно сухо предупреждал меня:
    — Помните, Курихин, никаких трюков. Сидите и смотрите по сторонам. – А после слов «Вот и он» влезете в воду.
Перед самым спектаклем бенефициант умоляюще сказал мне:

    — Слушай, Федя! Будь человеком. Не срывай всякими штуками водевиля. Не играй, а сиди. Это центральная вещь спектакля. Сорвешь ее, – испортишь мне бенефис. Сделай вид, что тебя нет на сцене. даешь слово?
    — Даю, Вася.

    Это не так просто
    Весь спектакль, пока не дошла очередь до этого водевиля, я сидел в актерской уборной и волновался больше чем когда-либо. Провести пятнадцать минут в молчании и бездействии – это не так просто как кажется.
    Наконец, настал жуткий момент: подняли занавес. Слева на сцене, разделенной пополам, завязка водевиля. А я сижу на правой половине, отделенной стенкой купальни, сижу как идиот, в купальном костюме, и смотрю по сторонам.
    В публике начались смешки.
    — Не будь хамом, Федя, — слышу я сдавленный шопот бенефицианта сквозь зубы, — не привлекай внимания. Не сиди как кирпич.
    Я почувствовал себя виноватым и лег па скамейку.
    Смешки стали сильнее.
    — Встаньте, — прошипел из-за задника режиссер, — не срывайте действия.
    Я сразу приподнялся и сел.
    Смешки превратились в хохот.
    Положение у меня становилось безвыходным. Публике определенно было интереснее смотреть на то, что будет со мной, чем на героев водевиля.
«Хорошо, — подумал я, — буду опять сидеть как истукан. Пусть успокоятся».


    Убери кошку
    Зрители через минуту действительно успокоились и перенесли все свое внимание на левую половину сцены.
    А вдруг в этот момент на сцене, из-за кулис, появляется наша театральная кошка. Спасибо. Она деловито прошлась пo авансцене, потом повернулась, подошла ко мне, прыгнула на скамейку и стала меланхолически смотреть в ту же сторону, куда и я.
    Я понимаю зрителя. Наверное, вид человека в купальном костюме рядом с кошкой был очень смешон. Зал начал грохотать.
    — Убери кошку, скотина! — прорычал бенефициант, остановленный хохотом зрителей во время монолога.
    Схватить кошку и уйти с ней cо сцены – значит еще больше развлечь зрителя. Я осторожно взял ее на руки и, думая, что это пройдет незаметно, спихнул ее в люк, изображавший воду в купальне.

    Уйди, проклятый
    Может быть, этот факт и действительно прошел бы незаметно, но на мое несчастье внизу, под сценой, сидел театральный рабочий, державший лестницу, по которой я должен был спуститься вниз. Когда на него внезапно упала сверху кошка, он инстинктивно схватил ее и бросил обратно вверх. Кошка взвилась снизу и упала ко мне на колени, свалив меня со скамейки.
    Больше ничего уже не было. Ничего, кроме какого-то визга и хрипа из зала. Зрители смеялись прямо угрожающе, шаркая ногами хлопая стульями...
    Я сидел как убитый.
    — Уйди со сцены, мерзавец! — донесся до меня голос бенефицианта. — Уйди, проклятый!..
    Я решил махнуть рукой на все. Все равно, мне нужно было нырнуть в конце концов.
    Нырну немного раньше.
    Я стал спускаться в люк, как будто бы сходить в воду. И тут началось самое страшное. Рабочий внизу, очевидно, обидевшись на случай с кошкой, убрал лестницу и ушел. Я повис на руках. Туловище и ноги внизу, а голова моя болтается почти на уровне пола.

    Не могу, Вася
    Смех в зале превратился в вой.
    — Ныряй! — уже закричал бенефициант, ворвавшись из-за перегородки в мою половину. — Ныряй, животное!
    — Не могу, Вася, — жалобно пролепетал я, стараясь удержаться, чтобы не упасть.
    — Ныряй!
    — Не могу... Помоги вылезти...
    Он с омерзением протянул мне руку. Я уцепился за нее и вылез. Продолжать водевиль было нельзя. Дали занавес. Вызывали только меня. Бенефициант стоял за кулисами и шептал в религиозном экстазе:
    — Господи! Господи, дай этому сукину сыну, чтоб он сломал себе спинной позвоночник.
Потом вся труппа поехала ужинать. Угощал бенефициант. Меня не позвали. Я одиноко пошел домой, виновато вздыхая.


    Бывали у меня и удачные случаи н жизни. В Киеве, например, однажды сгорел театр, и я две недели мог удить рыбу вместо репетиций. B Самаре я хотел перейти в оперетту, но перед спектаклем вывихнул ногу.
    А так биография у меня обыкновенная.
    Не хуже чем у других.

?

Log in

No account? Create an account