?

Log in

No account? Create an account
Похож на меня
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
Классическое наследство
Из книги – «Кажется, смешно». Редакционная коллегия: И.Н. Ветров, Н.М. Горчаков, С.А. Калинкин, В.А. Регинин, Я.М. Рудин, Г.Е. Рыклин. Ответственный редактор Г.Е. Рыклин. Посвящается десятилетию Московского театра «Сатиры». Издание Московского театра «Сатиры», Москва, 1935 год.

Иван Иванович ЗЕНИН
Родился в 1898 году, умер в 1961 году. В 1924-1939 годах актер московского театра Сатиры. В 1940-х годах актер Душанбинского русского театра им. Маяковского. В 1957 актер московского гастрольного театра комедии.



    У меня есть тайное предчувствие, что памятника мне никогда не поставят.
    Так иногда бывает. Живет актер, играет, берет взаймы, курит, выходит на вызовы – и все радуются. А умер – и памятник ставят Пушкину или Островскому. Обидно, нo ничего не поделаешь.
    Поэтому свою биографию излагаю пo возможности короче. Родился я еще в ХIХ столетии, в силу чего считаю себя классическим наследством, хотя никто меня еще не осваивал. Отец мой был наборщиком.
    В свободное время он изредка играл в театре. Играл он преимущественно волну. То есть в качестве статиста на разовых садился под размалеванное полотно и тыкал вверх палкой, изображая бурю на море.
    Однажды я пытался вызывать его, сидя на галерке, но остальные зрители не разделили моего сыновнего энтузиазма, и отец на аплодисменты не вышел.


Зенин И.И – пролог «Чудак-покойник» (водевиль К. Камюзо)

    Сам я тоже был наборщиком. Одновременно играл в любительских спектаклях, а потом при дружеской помощи – А.Д. Дикого и Г.М. Хмары, к которым до сих пор чувствую нежнейшую признательность, – сделался профессиональным актером. Благодарны ли за это мои зрители, – не знаю.
    В сентябре 1916 года я уже был актером московской «Мозаики». Играл все, что давали. Запоем, радостно, много.
    Если бы в тот период передо мной положили телефонную книгу за 1916 год, я сыграл бы и ее, так мне хотелось играть.
    В январе 1917 года меня мобилизовали в армию и направили в Бахмут, ныне Артемовск. Царская армия не была очень сильно подкреплена моим присутствием в ней. А в конце года я уже демобилизовался и был приглашен в театр Я. Южного.
    Дальше – «Летучая мышь» вплоть до 1922 года, когда на крыльях этого расторопного зверька господин Балиев улетел навсегда из Союза, предпочтя чужие подачки работе на родине. В 1924 году я поступил в театр Сатиры.
    Что я играл, – известно всем, знающим репертуар Сатиры. Как я играл, – известно всем, кроме меня. Сколько я играл, – известно только мне, но секрета из этого я делать не хочу: из 55 пьес я был занят в 43.
    Когда-то, когда я еще был совсем маленьким, я мечтал стать вагоновожатым или продавцом в табачном магазине.
    Теперь зрителям остается сказать свое последнее слово: правильно ли я поступил, изменив заранее намеченным профессиям и сделавшись актером?