?

Log in

No account? Create an account
Мой прадед
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
ЗДРАВСТВУЙ, ДРУГ
Из книги Иосифа Ильича Игина «Я видел их..» / «Изобразительное искусство», Москва, 1975 г.

  Я сидел в гостиной Центрального дома литераторов, в обществе молодых поэтов, еще студентов Литинститута. Они говорили о трудностях и радостях работы над переводами стихов с языков братских литератур на русский. Произносились имена прославленных писателей многих наших республик. Имена, ставшие знакомыми и близкими всем народам нашей страны благодаря усилиям переводчиков.
  Тогда я услышал впервые новое, до того незнакомое мне имя Расул.
  Оно было произнесено без фамилии, потому что, как выяснилось, поэты говорили о своем однокурснике по Литинституту.
  В это время к столику подошел улыбающийся молодой человек, небольшого роста, с коричневыми, падающими на лоб волосами. Его радостно встретили и познакомили со мной.
  — Дыкий горэц, Расул Гамзатов, — весело представился он.



  Случилось так, что оба мы жили в одной гостинице и часто заходили друг к другу. Расул, принимая меня, говорил:
  — Когда приходит гость, он должен чувствовать себя так, будто это я у него в гостях.
  Каждая встреча с ним была наполнена обаятельным юмором.
  В кафе Дома писателей художники и поэты оставляют на стене живописные и стихотворные автографы: шаржи, эпиграммы, афоризмы... Как-то я сказал Расулу, что намерен изобразить его на этой стене.
  — В каком месте? — спросил он.
  Я показал.
  Через несколько дней я пришел в ЦДЛ с кистями и красками. Но рисунка не сделал. Место на стене было занято стихами Расула Гамзатова. Вот они:
    Пить можно всем,
    Необходимо только
    Знать, где и с кем,
    За что, когда и сколько.
  Теперь он – поэт, которого знает весь мир. Он сед и умудрен годами. Но по-прежнему его можно встретить за столиком в Центральном доме литераторов в обществе его бывших однокурсников поэтов Наума Гребнева и Якова Козловского. Тех, кто четверть века назад говорили о радостях работы над переводами стихов на русский язык и от которых я впервые услышал имя – Расул.
  — Без них, — говорит Гамзатов, — я был бы только аварским поэтом. Они же открыли мне путь к сердцам читателей многих народов.
  Как и прежде, Расул радостно открыт людям. Когда его знакомят с хорошим человеком, он, весело пожимая руку, говорит:
  — Дыкий горэц, Расул Гамзатов.
  А встречаясь с добрыми старыми знакомыми:
  — Здравствуй, друг!