?

Log in

No account? Create an account
Мой прадед
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
НА ПЕРВОМ СЪЕЗДЕ ПИСАТЕЛЕЙ...
Из книги Иосифа Ильича Игина «Я видел их..» / «Изобразительное искусство», Москва, 1975 г.

  В толпе, запрудившей возле Дома союзов, я увидел знакомого, молодого эстрадного автора В. Рискинда. Он так же, как и я, стремился попасть на Первый съезд писателей, и так же, как у меня, у него не было пропуска. Рискинд повёл меня во двор соседнего дома. Там стояла стремянка и лежал моток электрического шнура.
  — Бери! — сказал он. — И неси за мной!..
  Таким образом, один с мотком шнура, а другой со стремянкой на плече и альбомом под мышкой, и с криком «монтёры!», мы прошли мимо расступившихся контролёров.
  Оставив под лестницей стремянку и шнур, мы взбежали на второй этаж и нырнули в ближайшую ко выходу ложу. Она оказалась у самой эстрады Колонного зала и была переполнена людьми. Рискинд и я, оба небольшого роста, протиснулись вперёд, к барьеру.
  И вдруг я увидел... Горького. Совсем близко. В нескольких метров от себя.



  Слегка ссутулившись, он сидел за столом президиума. Отчётливо видны морщины над сдвинутыми бровями, светлые глаза, внимательно смотрящие в зал, большие рыжеватые усы, крупная рука, зажавшая между пальцами мундштук, в котором почему-то не было сигареты. Изредка рука с мундштуком слегка ворошила усы. И этот естественный, в чём-то даже домашний жест снял охватившую меня в первый момент растерянность.
  Я раскрыл альбом...
  После заседания неугомонный Рискинд убеждал меня показать зарисовку Горькому. Но у меня на такое отваги не хватило.
  «Какое дело, — подумал я, — великому писателю до шаржа, нарисованного каким-то студентом».
  Во время перерыва там же, в фойе Колонного зала, я встретил моего учителя, профессора Полиграфического института Льва Александровича Бруни.
  — Покажите, — сказал он, взяв мой альбом. — А что, — добавил профессор, глядя на шарж, — ещё несколько таких рисунков, и я вам поставлю зачёт.
  — Но как же мне их сделать? — смущённо ответил я и рассказал о способе моего проникновения на съезд. Лев Александрович рассмеялся и тут же дал мне гостевые пропуска на целых три заседания...