Похож на меня
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
Трепов. Репрессии.
Из книги – «1905 в сатире и юморе». Составил Симон ДРЕЙДЕН. Издательство «КУБИЧ» (Комиссия по улучшению быта учащихся при Ленинградском Губисполкоме), Ленинград, 1925 год. Тираж 6 000 экз.

    Искорки
    — Кто выше полковника? *)
    — Генерал **)
 *) Николая II, имевшего в армии чин полковника.
**) Генерал Трепов – неофициальный диктатор после манифеста, вождь и организатор реакции, дворцовый комендант. В дни октябрьской забастовки издал по войскам приказ: «Патронов не жалеть».
    ?? «Зритель» №24, 4 декабря 1905 г.

    * * *
    Генерал Трепов учреждает шесть стипендий для детей рабочих, убитых 9-го января. «Правительственный вестник»
    — Почему же только 9-го января? А 18-ое, 19-ое, 2О-ое, 21-ое и т. д. октября? А...
    Генерал Трепов (пряча кошелек)
    — Я против всеобщего образования в России...
    ?? «Сигнал», выпуск I, 13 ноября 1905 г.

    Ямбы
    (Посвящена Трепову)
    ...Он вырос в той семье, где злобный произвол
    Борясь с растущей силой вражьей,
    Одну из злых собак себе уж раз нашел
    Из псов цепных на гнусной страже.
    Он вырос в той семье, где совесть – звук пустой,
    Где вместо чести – дисциплина,
    Где признают один закон, закон святой:
    Кулак и волю господина.
    Он вырос в той среде, где презирают труд,
    Где люди дики, правы грубы,
    Где взятка – институт, где взятками живут.
    Девиз и лозунг: «в морду, в зубы!»
    Он вырос в той среде, где знают слово честь
    Лишь в сочетаньи: «честью просят»,
    И где считается бесчестным не донесть,
    И где по долгу все доносят.
    Охота за людьми их развращает всех,
    И пусть те люди только норы,
    Но все-ж их ремесло пред вечной Правдой – грех
    Быть у богатых – гончей сворой...

    ...И рано дух семьи уж научил его
    Народ глубоко ненавидеть,
    Глубоко презирать, и более всего
    В нем средство к личным целям видеть.
    Ведь в доме у отца застенок, может быть,
    С невинной детскою был рядом,
    И душу детскую порок уж стал губить
    Своим чуть видным, тонким ядом.
    Быть может, близ нeе ужасный не смолкал
    Крик от жестоких избиений,
    И рано детский глаз к картинам привыкал
    Нечеловеческих мучений...
    Фортуна в первый раз явилася ему,
    — Она играть, ведь, любит в жмурки –
    Нe удивитесь вы наверно ничему:
    Под звуки легкие мазурки,
    Под топот каблуков и под бряцанье шпор
    Она его поцеловала,
    И под незначущий и скучный разговор
    Ему о будущем шептала.
    И стала жизнь его напоминать с тех пор
    Мазурки танец легкий, бурный,
    И стала, как и он, полна бряцанья шпор,
    Такой же светлой и бравурной.
    И если наступал средь вихря танца он
    Ногой окованной солдата
    На веру, на права, на совесть, на закон,
    На все, что дорого и снято, –
    Так, что ему закон и что ему парод,
    Людская кровь, людское счастье, –
    Когда его девиз: «туда, наверх, вперед!»
    Погоня жадная за властью!
    И он взлетел почти на министерский стул
    На невзорвавшемся снаряде...
    Быть может, он влиял, как злобный тарантул,
    Жестокой силою во взгляде,
    Иль ограниченной тупою прямотой,
    Самоуверенной и быстрой, –
    Но только человек с святою простотой
    И головою не министра –
    Над всей Россией он на миг единый стал
    Над всей страною старший дворник,
    И он уже хотел, и он уже мечтал
    На всю страну надеть намордник.
    Как вдруг... Октябрь..
    Амари «Песни о четырех свободах», 1906 г.

    Колыбельная песня
    (Музыка г.-м. Трепова)
    Спи, младенец, год за годом,
            Баюшки-баю;
    Четырем твоим свободам
            Я отходную спою.
    Я писать указы стану
            Твердою рукой,
    Дам покой тебе, смутьяну:
            «Со святыми упокой!»

    Если мало эскадронов,
            Слабо хлещет плеть, –
    Для тебя я и патронов
            Не хочу жалеть.
    Приложу к тому все силы,
            Чтоб создать покой:
    Нет покойнее могилы,
            «Со святыми упокой!»

    Я из дядек буду старшим,
            Вот тебе мой сказ,
    И наклею над монаршим
            Треповский указ,
    Там – свобода «арестантам»;
            Здесь свободным – крест,
    Разъясню манифестантам
            Царский манифест.

    Хороните павших с миром,
            Говорите речь, –
    Ей в ответ, сливаясь с клиром,
            Прогремит картечь.
    Брызнет кровь, по ленте красной
            Потечет рекой...
    Спи, младенец мой прекрасный,
            «Со святыми упокой!».

    Я – порядка оборона,
            Всюду озарю
    Светом факелов Нерона
            Конституции зарю.
    Спи, дитя, под сводом склепов,
            Нас не беспокой;
    Пропоет свободе Трепов:
            «Со святыми упокой!»
    Бой-Кот (О. Чюмина) «Песни о четырех свободах», 1906 г.

    Столичные рифмы
    В божий храм веду сестру ли –
    Все патрули да патрули!

    В гости к дядюшке Петру ли –
    Все патрули да патрули!

    Кучер громко скажет «тпррру» ли –
    Все патрули да патрули!

    Нос нечаянно потру ли –
    Все патрули да патрули!
    Аполлон Рифмачев «Зритель» №22, 22 ноября 1905 г.

    Отрывок из французского учебника
   
*) В своем обращении к бастующим рабочим, гр. Витте назвал их братцами.
    Правило.
    Имена существительные, оканчивающиеся в единственном числе на «on» во множественном числе не требуют жалости; например: patron – les patrons.
    Упражнение.
    Эта конституция, довольны ли вы ею, дети? Да, господин, мы ею очень довольны и каждый день отправляемся в больницу, где лежат наш добрый папаша и наша добрая мамаша. А ваш старший брат (братец), дети? Извините, господин, что oн не говорит своего мнения о конституции, так как уже похоронен. Магазины, почему их заколачивают? Мы ждем манифеста, дети, о даровании свободы. Слышал ли ваш двоюродный брат холостые залпы? Нет, госпожа, наш двоюродный брат не слышал холостых залпов, но мой женатый дядя неожиданно лишился обоих ног. Был ли огорчен этим ваш женатый дядя? Да, весьма, госпожа, так как он стал ниже ростом, чего очень не любит. Видела ли ваша любезная бабушка, как рота солдат отдала честь двум оборванным хулиганам? Да, полковник, она это хорошо видела. Эти угрюмые люди с трехцветным флагом, патриоты ли они? Да, они искренние патриоты, пострадавшие 9-го января с участием присяжных заседателей. Дети, видели ли вы розу без шипов? Нет, дорогой дядя. А кабинет министров? Почему так спешит этот добрый седой пастырь? *) Он бежит из Кронштадта, любезная тетя, успокоить жителей Петербурга, которые его не ждали. Какого цвета сотня? Сколько наемных тысяч в одной сотне? Сколько братцев у Витте?
*) Иоанн Кронштадтский священник-черносотенец, имевший громадное влияние на Александра III, в дни кронштадтского восстания 1905 г. бежавший в Петербург.
    О.Д. «Сигнал» №1, 13 ноября 1905 г.

    Перехваченное письмо
    От редактора к случайному сотруднику
    М. Г. В присланных вами стихах на злободневные мотивы не только нет смысла, но даже и рифма отсутствует. Вы, например, рифмуете «Кирилл...» и «стрелял». По нашему мнению здесь было бы лучше; «убил» или «застрелил», или что нибудь в этом роде. Если «стрелял», то уж лучше – «наповал».
    Перехватил Н. Градов «Сигнал» №3, 27 ноября 1905 г.

    Руби его
    Человек (кричит). Долой подлецов, мошенников и убийц – всех до одного!
    Полицейский (обнажает шашку). А, ты против начальства?! Властей не признавать?!.. (Свистит). Держи! Держи!.. Руби его!..
    (Рубит до сих пор)
    Навин «Свобода», 9 января 1906 г.

    * * *
    — Из части целому не выйти! — сказал русский обыватель, хорошо изучивший прикладную арифметику.
    Мстислав «Зритель» №23, 27 ноября 1905 г.

?

Log in

No account? Create an account