Похож на меня
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
Мне известно следующее
Из книги – «Кажется, смешно». Редакционная коллегия: И.Н. Ветров, Н.М. Горчаков, С.А. Калинкин, В.А. Регинин, Я.М. Рудин, Г.Е. Рыклин. Ответственный редактор Г.Е. Рыклин. Посвящается десятилетию Московского театра «Сатиры». Издание Московского театра «Сатиры», Москва, 1935 год.

Дмитрий Лазаревич КАРА-ДМИТРИЕВ
Родился 20 января 1888 года в станице Ессентукской Терской области, умер 2 мая 1972 года в Москве. Русский советский актёр. Заслуженный артист РСФСР (1934). На протяжении 1928-32 годов преподавал мастерство актёра на отделении клоунады в Училище циркового искусства. В 1930-х годах и в 1952-57 годах работал актёром театра Сатиры. Выступал на эстраде как рассказчик, куплетист, музыкальный эксцентрик. Играл на банджо, многих духовых инструментах, ксилофоне, барабане.

    Характер мой составился по чрезвычайно сложному родословному рецепту. Отец мой был армянин, родившийся в Турции, а мать немка с юга Украины.
    Лично я родился на Кавказе, у подножия очень эффектного горного хребта, часто упоминаемого в географиях всего мира.
    От отца я унаследовал восточную грусть и турецкий темперамент, от матери – настойчивость, упорство и педантизм немки, от своей родины – веселость, от Украины – юмор.
    Уже в далекие годы юности я подсознательно производил свои первые эксперименты. Я очень любил, стоя у доски в классе, отвечать урок и в то же время смешить весь класс, оставаясь сам серьезным.
    По вечерам я снимал форму, которой должен был дорожить, согласно уставу учебного заведения, и отправлялся в городской театр, где работал статистом и получал свой первый гонорар – 50 копеек за выход.



    Университет не изменил моих устремлений. Напрасно с надеждой смотрел отец на медные пуговицы моей куртки. Университет только развязал мне руки. Я начал работать как актер-комик в ночном кабарэ.
    Я глубоко убежден, что могу играть драматические роли, но публика воспринимает меня как комика, и если бы я умирал, пронзенный кинжалом, кто-нибудь из публики крикнул бы:
    «Врешь, Кара, вставай!»
    И мне пришлось бы воскреснуть под раскаты сочувственного, дружественного смеха.
    Заговорили обо мне в Москве – как всегда в таких случаях – при довольно парадоксальных обстоятельствах. Я играл роль глухонемого в «Нужной бумажке» и за весь спектакль не произнес ни звука. После этого заговорили.

    Я очень люблю музыку и сам играю по слуху. Играю больше всего на пианино, гитаре, мандолине, балалайке, сопилке, флейте, скрипке, виолончели, контрабасе, цуг-тромбоне, корнет-а-пистоне, саксофоне, гобое, гармонии, цуг-флейте, флекстоне, окарине и даже на стетоскопе.
    Пока эти мои строки увидят свет я, вероятно, буду играть на кларнете. Вообще мои небольшие пробелы в охвате всего комплекса существующих музыкальных инструментов я думаю пополнить в ближайшие дни.
    Мне нравится, что с каждым годом все больше и больше людей в нашей стране хотят смеяться. Поэтому трагиком мне, вероятно, не быть.

?

Log in

No account? Create an account