Похож на меня
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
В ожидании конституции
Из книги – «1905 в сатире и юморе». Составил Симон ДРЕЙДЕН. Издательство «КУБИЧ» (Комиссия по улучшению быта учащихся при Ленинградском Губисполкоме), Ленинград, 1925 год. Тираж 6 000 экз.

    В ожидании
    (Из святочных сцен)
        (У центрального вокзала ждут Ее, имени которой никто не произносит, интеллигенция, трудящиеся классы и обыватели. Журналисты – некоторые уже изрядно ощипанные цензурою, другие – в периоде оперения, слагают гимны в честь Ее, на мотивы: «Весна, выставляется первая рама». «По вешнему по складу мы песню завели» и т. д.)
Журналисты (хор)
    Для статей нам тесны гранки,
        Упованьям нет границы,
    Ждут прекрасной иностранки
        И уезды и столицы.
    Нынче с поездом-прогрессом
        К нам желанная прибудет,
    Под цензурным тяжким прессом
        Журналист стонать не будет.
Полу-хор
    Увы! как дело наше сложно!
    Тебе, чье имя пятисложно, –
    Спешу приветствие принесть,
    Но это имя невозможно
    Вслух произнесть!
Журналист (соло)
    Ты в честь кого передовую
        И фельетон
    Слагал во сне и на яву я,
        Возвысив тон;
    Из-за кого – в виду цензуры –
        Дрожал, как лист,
    Я рыцарь горестной фигуры,
        Я – журналист.
    Твой псевдоним, о, незнакомка,
        Раскрыт давно,
    Но молвить имя это громко –
        Воспрещено.
    Ужель не снимет карантина
        С тебя наш век?
    И ты «женою Константина» *)
        Пребудешь ввек?
Оптимисты (forte)
    Она придет! Она рассудит!
    Она заснувших от сна пробудит!
Пессимисты (piano)
    Улита едет... когда-то будет?
        (В безвоздушном пространстве появляется Кащей **) – лицо символическое: едва-ли не из Метерлинка)
Кащей
    Сколь надежды их несносны!
    Сколь идеи вредоносны
    (Мы и так победоносны)!
    В ком живет Кащеев дух –
    От народных бед не киснет,
    Если ж кто о нем и «тиснет»,
    Знает он, что «брань не виснет»,
    Из воды он выйдет сух...
    В силу нашего уклада,
    Не страшимся мора, глада...
    Ой, Дид-Ладо, Дидо...
Эхо (Вопреки законам природы, добавляя одну букву)
        Кладо! ***)
Кащей
    Дерзко! Чур нас, чур!
        (продолжая):
    Где из ботика стал флотик...
Эхо
    Там из флотика стал ботик.
Кащей
    Дерзко чересчур!
    Все, вот видите-ль, свободно,
    Жить и мыслить нам угодно,
    Не боясь греха!
        (входя в азарт):
    За подобные глаголы
    Я бы их отправил в школы...
Эхо (вдруг расхохотавшись):
        Колы, Колы!
        Ха, Ха, Ха!
        (Кащей скрывается, оставив за собою холодную струю. Время идет. Поезда все не видать. Беспокойство)
Один из ожидающих
    Но что-ж его, однако, задержало?
Другой
    В душе моей – сомнений жало.
Третий
    Да почему так запоздал прогресс?
Четвертый
    Смотрите... Крик и шум...
    Толпа спешит к аншлагу.
    Нe разберешь... Я вижу лишь бумагу...
    Вы не прочтете ли?
Пятый (читает)
    Мани-факел-фарес.
Шестой (в недоумении)
    Мани... Мани...
        (Останавливает мимо идущего):
    Постойте на мгновенье!
    Но что же с поездом прогресс?
Голоса
    Задержка на пути... Весенних снов крушенье.
        (Начинается слякоть)
    О. Чюмина «Бой-Кот» 1905 г.
*) Во время декабристского восстания 1825 г. солдаты, присягавшие Константину (Павловичу), думали, что конституция, требуемая декабристами, является женой Константина Романова. В предреволюционную эпоху конституция фигурировала в подцензурной печати под именем «жены Константина».
**) Кащей – К.П. Победоносцев, крупнейший деятель и идеолог реакции после смерти Александра II, воспитатель и близкий советник Александра III и Николая II, противник всеобщего образования.
***) Кладо Н.Л. – участник русско-японской войны, напечатавший в ноябре 1904 г. в газете «Новое Время» несколько сенсационных статей о состоянии русского флота.


    Николай II и земцы
В самом начале своего царствования (1896 г.) Николай II на приеме депутации земцев, в своей ответной речи назвал стремление общества к конституции «бессмысленными мечтаниями», обещав твердо следовать реакционной политике своего отца – Александра III.
    Был у нас в городке
    На Неве на реке
        Ника.
    Из себя вышел вон
    Ножкой топает он
        Дико.
    И кричит: ей-же ей,
    Им не дам, хоть убей
        Воли.
    Будет все, как и встарь,
    Аль я больше не царь
        Что ли?
    Я повластвую всласть
    И не сделаю власть
        Мою куцой.
    Прикажу все смести,
    Но не дам завести
        Конституций.
    Мне сказала ma mère,
    Чтобы брал я пример
        С папы.
    И задам я трезвон
    Всем, кто тянет на трон
        Лапы.
    Ведь по дудке моей
    Тянет много людей
        Очень,
    Хоть и молвит молва,
    Что моя голова
        Кочень.
    Земцам будет беда,
    Ишь полезли куда
        Шутки.
    Им парламент! Да нос
    Еще ваш не дорос.
        Дудки.
    Мне же нос, господа,
    Я, клянусь, никогда
        Не утрете.
    Я скажу напрямки:
    «Пошли вон, дураки!»
        И пойдете.
    Ох, ты, царь Николай,
    Ты на земцев не лай –
        Ишь задорник.
    Ты б их слушал совет,
    А ругня не ответ –
        Ты не дворник.
    Лучше земцам внемли:
    Они люди земли
        Нашей,
    А не то путь иной
    К немцам с сыном, с женой
        И с мамашей.
    Анонимная печатная листовка, распространявшаяся в январе 1905 года
    (см. запись от 24 января 1905 г. в дневнике С.Р. Минцлова – «Голос Минувшего» №11-12, 1917 г.)


    * * *
    Есть и двор, есть и дом, а жить невозможно.
    Мстислав «Зритель» №26, декабрь 1905 г.


    Мелочи
    Когда зуб, хотя и крепко сидящий, прогнил до основания, его следует удалить; если при выдергивании слетит корона, то этого недостаточно: непременно надо рвать с корнем, как бы трудно это не было.
    Ника-нор «Зритель» №25, 11 декабря 1905 г.

?

Log in

No account? Create an account