Похож на меня
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
Несколько комплиментов
Из книги – «Кажется, смешно». Редакционная коллегия: И.Н. Ветров, Н.М. Горчаков, С.А. Калинкин, В.А. Регинин, Я.М. Рудин, Г.Е. Рыклин. Ответственный редактор Г.Е. Рыклин. Посвящается десятилетию Московского театра «Сатиры». Издание Московского театра «Сатиры», Москва, 1935 год.

Лев Вениаминович НИКУЛИН
Родился 20 мая 1891 года в Житомире, умер 9 марта 1967 года в Москве. Русский советский писатель, поэт, драматург и журналист. В 1919 году Никулин работал в бюро печати Украины и в агитпросветуправлении Киевского военного округа. В 1919-21 годах был начальником политпросветчасти Политуправления Балтийского флота. Участвовал как политработник в подавлении Кронштадтского восстания. Войну прошел военным корреспондентом на разных фронтах, печатал военные корреспонденции в газетах «Известия», «Правда», журналах «Крестьянка», «Огонёк», «Красноармеец», «Работница». В конце 50-х годов неоднократно выезжал во Францию для переговоров с В.Н. Муровцевой-Буниной о передаче литературного архива Бунина на родину, что и было осуществлено при его содействии. Один из основателей журнала «Иностранная литература». Член редколлегии журнала "Москва". Долгие годы являлся вице-президентом общества СССР-Франция.

    Говорят, юмористы и сатирики – самые печальные люди на земле. Я знаю одного остроумнейшего на людях человека, который превращается в мрачнейшего ипохондрика, когда остается наедине с собой.
    Профессия смешить людей – тяжелая и сложная профессия. Это грустное вступление я считаю необходимым в юбилейном поздравлении театру Сатиры. Когда театр берет на себя миссию – смешить зрителя, он становится из ряда вон выходящим театром. Обыкновенный драматический театр оставляет за собой право смешить зрителя в трагедии и доводить до уныния в комедии, такие случаи бывают. Но театру «Сатиры» этого не простят. Театр «Сатиры» должен:
    а) развлекать ; б) будить и поучать
    Одному редактору прочитали веселый фельетон. Редактор смеялся навзрыд.
    — Ну что, пойдет? — спросил автор.
    — Нет, — помирая со смеху, сказал редактор, — нет, не пойдет.
    — Но почему же? — вскричал автор. — Вы же смеялись, вы и теперь смеетесь.
    — Правда, — сознался редактор, — я и теперь смеюсь, но я смеюсь животным смехом.



    Мне случалось видеть критиков, которые искренно хохотали на премьере и делались мрачными, как служители морга, когда сочиняли рецензии.
    Все же я беру под защиту критика и даже смеявшегося животным смехом редактора.
    Допустим, вы директор парижского театрика, где второй год идет фарс под скромным названием «Что у бэби под кроватью». Этот директор совершенно точно знает, что в веселой комедии с героя должны сваливаться брюки и теща должна ездить верхом на зяте.
    Однажды в деревушке Канкаль, в Бретани, я и уважаемый автор «Бронепоезда» Всеволод Иванов прогуливались пo берегу и проходили мимо балагана, где играла бродячая труппа. Вдруг мы услышали взрыв хохота, тайфун рукоплесканий. Нам захотелось посмеяться так, как смеются эти простодушные люди. Мы вошли в театр в тот самый момент, когда теща стаскивала с зятя брюки и балаган трещал от хохота и грома оваций. Когда же при этом оказалось, что у самой тещи красные фланелевые панталоны... Ну, не спрашивайте, что было с публикой. Самум смеха м восторгов.
    Оказывается, не так трудно вызвать смех у публики, когда поблизости нет ни суровых критиков, ни суровых редакторов. Можно насмешить неприхотливых людей пакостным анекдотом. Можно посмешить обывателя ловко скроенным фарсиком будто бы из советского быта. Но очень трудно насмешить настоящего, внимательного строгого зрителя и вместе с тем заставить его задуматься и поспорить о пьесе. Трудно, наконец, сделать отрицательный тип собирательным и сделать его имя нарицательным именем.
    Улетели «Летучие мыши», треснули и разбились «Кривые зеркала», но театр Сатиры начал второе десятилетие, и в общем хорошо делает свое дело: смешит, и будит, и учит. Для того чтобы умно смешить людей, нужно много думать, искать, находить и ошибаться. Вот почему настоящие юмористы и сатирики – в общем угрюмые и вдумчивые люди.
    Что еще хотел сказать автор этим юбилейным произведением?
    Автор хотел сказать, что критик должен быть умным критиком и, заботясь об идейном и умном советском смехе, не выхолащивать, не умерщвлять радость и веселье, которое живет, брызжет, пенится десять лет подряд в Московском театре Сатиры.
    Это хороший, веселый, умный и, главное, советский театр.



?

Log in

No account? Create an account