Похож на меня
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
Театр
Из книги – «Кажется, смешно». Редакционная коллегия: И.Н. Ветров, Н.М. Горчаков, С.А. Калинкин, В.А. Регинин, Я.М. Рудин, Г.Е. Рыклин. Ответственный редактор Г.Е. Рыклин. Посвящается десятилетию Московского театра «Сатиры». Издание Московского театра «Сатиры», Москва, 1935 год.

Московскому театру Сатиры

Лев Михайлович ДЛИГАЧ
(1904, Киев – 1949, Москва) Советский поэт, переводчик, журналист. Окончил в Киеве среднее учебное заведение и Мастерскую художественного слова в 1921 году. Его тридцатилетний творческий путь с первых дней и почти до последнего дня был неразрывно связан с газетами. В 20-годы много работает в детской книге. Наиболее насыщенный период его творческой жизни – тридцатые и сороковые годы. Стихотворение «Посёлок» в книге Льва Длигача «Шестое чувство», написанное вскоре после смерти Эдуарда Багрицкого, наполнено столь сильным ощущением дружбы и терпкой горечью утраты, что даже отзвук голоса Багрицкого как будто слышится в нём. С 26 июня 1941 года Лев Длигач на действующем флоте. Полтора года провёл он в осаждённом Севастополе, работая в газете Черноморского флота «Красный черноморец». Лев Длигач на протяжении долгих лет работал с одарённой молодёжью. В разные годы заведовал отделами поэзии журналов «Новый мир» и «30 дней». Он с большой широтой и доброжелательностью печатал там стихи многих ныне известных поэтов. В 1949 году покончил с собой в состоянии крайней депрессии.

Вползают воры и проныры,
Мещане, сплетники, плуты
В незаколоченные дыры
В непроходимые кусты.

С порогов сорваны подковы,
Им счастья нет в моей стране,
Но там, где города в огне,
Где зарево стоит в окне, –
Еще храбрятся Хлестаковы,
Пошатываясь на коне.

Герои Щедрина и Свифта
Живут с оглядкой, как в лесу,
Бросаются в пролеты лифтов,
Барахтаются на весу.


В углу и в закоулке мглистом
Они скрываются, пока
Не настигает их со свистом
Сатиры страстная строка.

Но им она страшнее втрое,
Когда из тьмы и тишины
На одичалого героя
Десятки глаз устремлены.

То в темноту его отбросит,
То, скрещиваясь второпях,
Его ударит и подкосит
Прожекторов короткий взмах.
Не занавес распахнут настежь,
А туча после трех звонков
Внезапно рвется на две части
И собирается с боков.

Впотьмах едва мерцают взгляды –
Какой сухой и жаркий блеск!
Замрет и снова рвет преграды
Аплодисментов резкий всплеск.

Лицом к толпе, живой и прыткой,
Его поставят на свету,
Чтоб жизнь ему казалась пыткой
И смерть была невмоготу,
Чтоб на ветру, как полушалок,
Порхала легкая стена,
Чтоб на него из тьмы дышала
Торжественная тишина.

И он поймет, что мир непрочен.
Что сердце чахнет под ребром,
Что хуже тысячи пощечин
Рукоплесканий первый гром.

?

Log in

No account? Create an account