Мой прадед
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
НЕ БОЙТЕСЬ СОБСТВЕННОЙ ТЕНИ
Из книги Иосифа Ильича Игина «Я видел их..» / «Изобразительное искусство», Москва, 1975 г.

  — Я специально создан для шаржа, — шутил Михоэлс о своей внешности и проводил указательным пальцем впереди лица, как будто рисовал в воздухе линию собственного профиля.
  Небольшого роста, лысый, с взъерошенными на висках и затылке остатками волос, выпяченной вперед нижней губой, приплюснутым носом, он на первый взгляд казался поразительно некрасивым.
  Но недаром Михоэлс говорил, что глаза и мозг сотканы из одного материала. Озаренные мыслью, эти «два кусочка обнаженного мозга» преображали почти уродливые пропорции его лица в гармонические и вдохновенно красивые.



  Однажды я пришел к нему в театр в тот момент, когда Соломон Михайлович беседовал с корреспондентом, не помню уже какой газеты. Начала беседы я не застал.
  — …Какой же я МХАТОед? — говорил Михоэлс. — Разве я не говорю «учитесь у Станиславского!» Но «Система», это не поваренная книга, где можно найти рецепты для приготовления любого театрального блюда. «Система» учит искать своих решений. Быть самим собой. Учитесь не бояться собственной тени.
  — Представьте, — сказал Михоэлс. — По залитой солнцем земле идет человек. Рядом с человеком – его тень. От того, какой стороной он повернут к солнцу, тень движется либо спереди, либо сбоку, либо позади, но следует за человеком неотступно. Бывает, что эта назойливая тень даже начинает раздражать человека. Он прячется в тени чего-то большего, чем он сам, и его маленькая тень исчезает – она растворяется в большой.
  Кажется, ничего особенного не случилось?
  Нет! Случилась большая беда!
  На человека перестало светить солнце.
  В беседах Михоэлс удивлял умением образно, афористично выражать свои мысли.

  О драматурге С. Он сказал:
  — В его пьесе почти все правильно. И номер дома. И номер квартиры. Только улица не та.
  После просмотра спектакля, поставленного режиссером Н.:
  — Я как будто побывал в городской бане – есть лоханки, веники, парилка... Но как только намылился, перестала идти вода.
  О критике Х.:
  — Критик должен быть чистоплотным. А этот? Он не моет руки перед тем, как писать рецензию.
  О Мейерхольде:
  — Его режиссерская фантазия подобна силе Одиссея. Только он был способен натянуть тетиву своего лука.
  Говоря о таланте, Михоэлс приводил цитату из Шолом-Алейхема:
  — Талант – что деньги: у кого они есть – есть, а у кого нет – нет.
  И добавлял от себя:
  — Его можно либо приумножить, либо расшвырять по мелочам...

?

Log in

No account? Create an account