Мой прадед
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
ГДЕ МЕХАМЕД?!
Из книги Иосифа Ильича Игина «Я видел их..» / «Изобразительное искусство», Москва, 1975 г.

  Мейерхольд ставил «Даму с камелиями».
  — Я все время занят спектаклем, — сказал он, — позировать некогда. Приходите в театр и рисуйте во время репетиции.
  В проходной пропуска не оказалось, и я послал Мейерхольду записку – мол, как же так? Через некоторое время вышел худой, рыжий человек и провел меня в зал.
  В этот момент мы услышали громкий скрипучий голос:
  — Где Мехамед?! Почему нет Мехамеда?!
  Мой проводник удивленно сказал:
  — Я здесь, Всеволод Эмильевич, вы же сами поручили мне встретить художника.
  Но лицо Мейерхольда выражало удивление и даже растерянность
  — Кто это кричал? — тихо спросил он.
  — Где Мехамед?! Почему нет Мехамеда?! — раздалось вновь.
  Мейерхольд взглянул на сцену и присел от хохота.



  По его замыслу в качестве одного из элементов спектакля на сцене в клетке сидел попугай. Это он с мастерством актера-пародиста подражал голосу Мейерхольда.
  Позже я узнал, что Мейерхольд не начинал репетиций без своего помрежа И.Д. Меламеда. Он переименовал его в Меламеда и всякий раз перед началом работы, независимо от того, нужен или не нужен был помреж, кричал:
  — Где Мехамед?! Почему нет Мехамеда?!
  Этот возглас, повторявшийся изо дня в день, и заставил заговорить попугая.
  Один из талантливейших мейерхольдовских актеров Сергей Александрович Мартинсон рассказывал мне о курьезной своей размолвке с Всеволодом Эмильевичем.
  После того как великая французская актриса Сара Бернар произвела фурор исполнением роли Гамлета, Мейерхольд загорелся идеей поставить «Гамлета» в своем театре с Зинаидой Райх в заглавной роли. Столь странная идея вызвала естественное недоумение в труппе. И когда Мейерхольд спросил Мартинсона, какую роль он хотел бы сыграть в этом спектакле, тот ответил:
  — Если Зинаида Райх будет играть Гамлета, я согласен только на Офелию.



  Многие актеры, работавшие с Мейерхольдом, жаловались, что он насилует их творческую индивидуальность, требуя точного воспроизведения его режиссерских показов.
  — Это у вас не выходит, — говорил он, — внимательно смотрите за мной и повторяйте. Тогда все выйдет.
  Я был свидетелем иного случая.
  В 1938 году в Александринском театре Мейерхольд возобновлял постановку «Маскарада». Во время репетиции Юрий Михайлович Юрьев, исполнявший роль Арбенина, какой-то эпизод сыграл по-своему. Всеволод Эмильевич заставил его повторить этот эпизод несколько раз. Наконец, при очередном требовании повтора, Юрьев спросил:
  — Что же я делаю не так? Вы бы мне объяснили.
  — То, что вы делаете, — ответил Мейерхольд, — мне так нравится, что я хочу это посмотреть еще раз.



?

Log in

No account? Create an account