Мой прадед
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
НА ПОЛНОЙ ВЗАИМНОСТИ
Из книги Иосифа Ильича Игина «Я видел их..» / «Изобразительное искусство», Москва, 1975 г.

  Кафе Ленинградского Дома писателей. За столиком напротив — Виссарион Михайлович Саянов. Его рыжие усы торчат, как у актера-трансформатора. Кажется, сейчас он проведет рукой по лицу, и усы исчезнут; а потом проведет опять, и под большим, веселым носом снова возникнут ершистые усы. Столько обаяния в его небритом лице, и в не так застегнутом пиджаке, и в папиросе, которую он прикуривает, обратив табаком в рот и мундштуком к спичке, что рука моя невольно тянется за карандашом.
  Увидев рисунок, Саянов смеясь показывает его сидящим рядом и, как бы требуя одобрения, проговаривает:
  — Правда, хорош, а?! До чего смешон, а похож! Представляю, как будет смеяться Прокофьев!
  Мне было приятно, что Саянов так хорошо принял шарж. Но почему он при этом упомянул Прокофьева?



  Заседание правления Ленинградского Союза писателей. Не помню, о чем шла речь, но спор был жаркий, и казалось, конца ему не будет. И вдруг председательствующий Александр Прокофьев заявил, что вопрос-то, в сущности, пустячный а, может быть, вообще никакого вопроса нет.
  Все облегченно вздохнули.
  — А теперь давайте посмотрим,— и Прокофьев потянулся к моему альбому.
  Суровые лица недавних спорщиков подобрели. Больше других Прокофьеву понравился шарж на Саянова. Он смеялся захлебываясь и прикладывая к глазам платок.
  Вдруг он ахнул.
  — Что это? — воскликнул он. — Смотри! Смотри, что он из меня сделал!
  — Ничего особенного, — улыбнулся Дудин, — обыкновенный шарж.
  Все поддержали.
  Александр Андреевич успокоился и сказал:
  — Конечно, шарж есть шарж, но Саянов-то, черт возьми! Представляю, сколько удовольствия этот рисунок доставит Саянову.



?

Log in

No account? Create an account