Мой прадед
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
ЗА ПРЕДЕЛАМИ РАМЫ
Из книги Иосифа Ильича Игина «Я видел их..» / «Изобразительное искусство», Москва, 1975 г.

  В январе 1951 года мне позвонили из «Крокодила».
  — Исполняется шестьдесят лет Эренбургу. Надо сделать рисунок. Срочно! В номер!
  Шарж напечатали, а оригинал был вручен Илье Григорьевичу на юбилейном вечере.
  В те дни в деревянном зале Дома литературных шаржей. Эренбург, осматривал выставку, заговорил со мной о портрете.



  — Важно, сказал он, — чтобы зритель нашёл в портрете то главное, чего сам в персонаже не разглядел.
  Илья Григорьевич всегда охотно и заинтересованно говорил о живописи.
Прочитав хвалебную рецензию о картине художника Л. он сказал:

  — У него законченное изображение натуры. Некоторые думают, что это и есть реализм. На самом деле это собрание людей и предметов, ограниченное рамой.
  Реализм, — заключил Эренбург, — оставляет место для воображения зрителя. Тогда картина ведёт за пределы рамы. В огромный мир. Это в высокой степени выражено у Фаворского, Пластова, а особенно Сарьяна...
  На этот раз беседа с Эренбургом свелась к Пикассо.
  — Иные «реалисты», — сказал Илья Григорьевич, — подобны матадору, идущему на бой с бифштексом из мягкой части быка. А Пикассо хватает этого быка за рога.
  Как-то я встретил Эренбурга на Тверском бульваре.
  — Я только что из Литературного института, — сказал он. — Конечно, человека невозможно научить быть поэтом. Но сегодня студенты не только читали стихи. Я убедился, что Литературный институт необходим потому, что он учит понимать поэзию. И готовит квалифицированных читателей.
  В начале 60-х годов журнал «Новый мир» начал публиковать мемуары Эренбурга «Люди, годы, жизнь».
  Я видел его тогда в Доме литераторов в окружении молодых поэтов. Заметно постаревший, сутулый, в сером крупнозернистом пиджаке и с неизменной трубкой в руке («одной из тринадцати», — как шутил Светлов), Эренбург говорил о том, то русская литература в лучших своих образцах – самая гуманная литература в мире.
  Великое (так и сказал – «великое») стихотворение о войне написал ленинградец Сергей Орлов. Оно начинается так:
   Его зарыли в шар земной,
    А был он лишь солдат.
    Всего, друзья, солдат простой
   
Без званий и наград...
  Он читал стихотворение, а я, слушая, вспоминал, как в годы войны, на фронте каждый день ждали новую статью Эренбурга. Ждали все, от солдата до генерала. И сколько веры в победу, сколько сил придавали нам его слова.
  Словно перехватил мои мысли, Илья Григорьевич вдруг сказал:
  — А верите, сейчас, когда старость не позволяет, как некогда, передвигаться по планете, я пишу мемуары и всё жду, что вот-вот позвонят из газеты и закажут статью. Срочно! В номер!

?

Log in

No account? Create an account