Мой прадед
Valerij SURKOV valsur
Previous Entry Share Next Entry
ГРОССМЕЙСТЕР
Из книги Иосифа Ильича Игина «Я видел их..» / «Изобразительное искусство», Москва, 1975 г.

  И стар, и млад, от читателей «Крокодила» до счастливых обладателей «Весёлых картинок», рады встрече с героями произведений Ивана Семёнова. Художник с безудержной фантазией и с тонким юмором щедро заселяет свои листы множеством действующих лиц в самых разнообразных позах, ракурсах, движениях, ситуациях... Недаром, определяя главное в творчестве Ивана Максимовича Семёнова, его называют гроссмейстером многофигурной композиции.



  Быть может, это «гроссмейстерское» звание и определило его любовь к фигуркам деревянным, которые в часы досуга он с удовольствием передвигает по шахматной доске.
  Признаюсь, я не чужд этому увлечению, и вот уже более четверти века редкая наша встреча с Семёновым обходится без сражения на чёрных и белых клетках.
  Случилось так, что, бывая у меня, Семёнов познакомился с моими друзьями – крупнейшими шахматистами и среди них – с Юрием Авербахом. Поклонник семёновских рисунков, Юрий Львович с присущим ему тактом не вмешиваться в наши баталии и, естественно, не высказывал своего мнения о классе нашей игры, хотя и говорил, что переживания, связанные с шахматными победами и поражениями, столь же драматичны как у профессионалов, так и у любителей.
Недавно Ивану Максимовичу Семёнову присвоили звание народного художника СССР. Узнав, что это событие будет ознаменовано торжественным вечером в редакции «Крокодила», Авербах пришёл ко мне.

  — Хочу, — сказал он, — вместе с вами пойди в редакцию на чествование нашего друга. Тем более, — добавил он, показывая на портфель, — что я для него кое-что припас.
  Праздничный вечер был насыщен весельем и остроумием. В адрес виновника торжества, любимца редакции, лидера крокодильских художников произносили эпиграммы, читали юмористические оды, провозглашали тосты.
  Но вот слово предоставляется Авербаху. Он неторопливо расстёгивает свой портфель и извлекает неказистую шахматную доску.
  — Эта доска, — говорит он, — до сегодняшнего дня лежала на столике в редакции журнала «Шахматы в СССР». Она заняла это место до того, как я стал редактором журнала. На ней играли и комментировали партии крупнейшие шахматисты современности и все советские чемпионы мира. Я с удовольствием вручаю её Ивану Максимовичу.
  Авербах раскрывает доску и читает вслух дарственную надпись: «Гроссмейстеру многофигурной композиции, народному художнику СССР Ивану Семёнову – Президент шахматной федерации СССР, гроссмейстер Юрий Авербах».

?

Log in

No account? Create an account